Сергей Шнуров: джентльмен с дамами и хулиган на сцене

В ночном клубе «Большевик» зажигал Сергей Шнуров. Самый известный российский матерщинник теперь выступает с группой «Рубль» и не жалеет о «Ленинграде».
«Серёга! Серёга!» — скандировала публика, приветствуя вышедшего на сцену Сергея Шнурова, больше известного под коротким псевдонимом Шнур. Со своей группой «Рубль» он провёл первый концерт в Южном Подмосковье. Перед выступлением Шнур согласился на интервью и с сигаретой в руках ждал вопросов. Честно говоря, я была готова к эпатажу, каким то выходкам. Но Сергей был вполне адекватен, доброжелателен, корректен по отношению к дамам, беседа с ним оставила приятное впечатление. А вот потом он вышел на публику и стал больше похож на свой сложившийся образ.

— Серпухов успели посмотреть?
— Не успел.

— Неправда. Вы же были здесь, когда снимали клип...
— Вы имеете в виду клип для фильма «Бумер»? Я тогда кроме автобусной остановки ничего и не видел.

— Ну, остановка тоже может о многом рассказать... Вот вы такой эквилибрист от матерного слова и вроде всё вам нипочём. А когда первый раз вышли на большую публику, вы как себя чувствовали, комфортно?
— Я был разогрет, я был пьян и поэтому довольно смел. Честно — не помню, как себя чувствовал.

— У вас новая группа «Рубль», уже полтора года. Как вам в новом составе?
— Мне нравится больше. Мы стали такие молодящиеся старые пердуны, как я это называю...

— Вам всего то 37...
— По меркам современной музыкальной культуры это довольно много.

— Чувствуете себя мамонтом?
— И даже динозавром.

— Вы ведёте в Интернете аудиоколонку, выкладываете свои песни в свободном доступе. Для чего?
— Я не знаю, как это объяснить... Просто так мне хочется. Скорее всего, чтобы мои друзья в разных городах более спокойно могли меня слушать, чтобы мне не приходилось посылать им песни поездом или самолётом. Интернет вот именно для этого.

— Вы всё время ищете себя... Например, ваша программа на НТВ «Шнур вокруг света» такая народная и простая, бесцензурная какая то... Почему вы прекратили её выпускать?
— Потому что я просто устал кататься по миру, это довольно тяжёлый процесс. Да и в мире то мы фактически везде побывали, остались Австралия, Северный и Южный полюсы.

— Тяжело было совмещать творчество с путешествиями?
— Творчество вообще легко совмещать с чем угодно. Дело в том, что сложно было переносить большую разницу во времени, сидеть по 20 часов в самолёте. Тем более, я очень люблю курить.

— В Интернете прошла информация, что группа «Ленинград» распалась по причине экономического кризиса. Как вы можете это прокомментировать?
— Дело в том, что большинству людей нравится это привязывать к каким то событиям, которые им более или менее понятны. «Почему распалась группа „Ленинград“?» — «Из-за экономического кризиса». И всем всё ясно.... Группа распалась, потому что она распалась. Почему, например, распалась группа The Beatles?

— Хм... Группа, как семья, и когда она распадается... Это болезненно?
— Нет. Лучше остаться легендой, чем каким то странным персонажем. Можно любое начинание, извините, обосрать своим дальнейшим продолжением. Я решил, что пора ставить точку, чтобы, прежде всего, в моём сердце группа «Ленинград» осталась таки горящим огнём. На самом деле, в тональности «ля минор» я, кажется, сказал уже всё.

— Чем «Рубль» отличается от «Ленинграда»?
— «Рубль» играет в «ми мажоре» (смеётся).

— Тексты песен как пишете: лёжа на диване, задумавшись, или раз — и готово?
— По-разному. Иногда долго мучаюсь, иногда очень легко, на коленке, иногда вообще на студии прямо пишу... По-разному.

Разумеется, на звучащих в тот вечер со сцены песнях было много мата, но слушался он почему то гармонично: образ Шнура, который «хуярит на гитаре в охуительном костюме», без песен такого рода уже не воспринимается. Хрипловатый голос, оглушительно ревущая музыка, тёмный зал, освещаемый лучами прожекторов... Всё это производило впечатление. На концерте у Шнура было живое общение с людьми, он отвечал на выкрикиваемые слушателями вопросы и даже изменил свою программу по требованиям из зала. Во время одного из проигрышей Сергей вообще слез со сцены в толпу танцующих, и все имели возможность дотронуться до кумира.

11 июня 2010 г.